Информационный портал российских немцев
Кемеровской области

  • Current

Предлагаем Вашему вниманию интервью Алины Макк - студентки третьего курса Новосибирского Государственного Университета, факультета журналистики.
"Никто не знал, куда мы едем. Полная неизвестность."
Истории депортированных немцев схожи, но все же разные. Каждая состоит из жизни,полной трудностей и испытаний. Как это было? Рассказываем в преддверии восьмидесятой годовщины депортации. Наш герой — Гейгер Виктор Иванович — родился в 1 января 1934 года на Украине в Донецкой области.

— У вас в семье говорили на немецком языке?
— Нет, у нас нет. Сёстры мамины говорили. Родители знали, конечно. А мы дома -на украинском.
— Семья была большая?
— У нас семья была, значит, мать, старший брат и я. Отца арестовали в 1937 году, за что –не знаю. Расстреляли его как врага народа. Их было три брата, и, как потом дяди мне
рассказали, пришел милиционер сказал, вот, вас три брата. Кого-то надо было расстрелять и выбрали среднего.
«Пришёл мужчина. Сказал — собирайтесь.»
Депортация началась в 1941 году. Виктору Ивановичу тогда было 7 лет. На сборы дали два дня. С собой взять можно было, как вспоминает наш герой, около 20-ти килограмм на
человека. Всех погрузили в товарные вагоны, пассажирских тогда не было, сделали перегородки.
— Мать курей забила, общипала, все это залила жиром свиным и с собой взяла. Ну и вещи какие-то. Ехали мы больше месяца. Никто не знал, куда мы едем. Полная неизвестность.
Некоторые вагоны отцепляли, оставили в Казахстане. В том числе и наших родственников.
В нашем селе уже была война, солдаты стояли. Кто знает, что было бы, если бы остались.
В 1986 году я побывал в этой деревне , где родился, рос, откуда нас депортировали, там остался один дом. Один дом из всего села. Не знаю, сколько их было, но село было большое. Все разбомбили. Их снесли, а три дома оставили как музей, показать, какие были руины. Поэтому сказать ,что это плохо было ,что нас депортировали, а может быть и хорошо… я не хочу давать эту оценку.
— Вам было страшно?
— Я был ребёнком. Я не знаю как мне было. маме было страшно.Я тогда не понимал особо, что происходит. У матери тревога была одно время. И ее, и тетю мою-их в труд армию. Пришли, сказали, что забирают. Оставить хотели с бабушкой, а бабушка была старая. У меня была тревога, как же без мамы. Но по какой-то причине, маму не взяли. Она осталась.
Виктора Ивановича и его семью привезли в село Усть-Тарсьма Промышленновского района. Поселили в квартиру, состоящую из кухни и комнаты. Теперь, помимо хозяев квартиры, там жило ещё и 10 человек из семьи Виктора Ивановича. Там они прожили 10 дней, а затем старший двоюродный брат перевез их в Плотниково. Там Виктор Иванович пошёл в школу и закончил семь классов. Он — трудоголик с большим стажем. В общей сложности Виктор Иванович проработал 61 год.
«Тяжело бывает работать, если свою работу не знаешь, или ты не хочешь ее делать.»
— У меня был приятель, он поехал в Топки, закончил училище механизации и стал зарабатывать больше, чем я. И я последовал этому же примеру. Учился хорошо, технику
всю знал. Нас набрали 30 человек, отправили в Красноярский край, в Ширинский район. Я отработал на тракторе, затем на комбайне, и меня наградили орденом Ленина. Потом я
поступил в Томский автодорожный техникум, я его закончил ,меня тут сразу секретарем комсомольской организации. Проработал там и затем меня поставили секретарем
Парткома. Тяжело мне было в этом деле, если честно.
В 29 лет Виктор Иванович сдал вступительные экзамены в Советскую Партийную Школу.
Закончил ее в 1966 году. Школа дала партийное образование и агрономическое. Как закончил — сразу поступил в Высшую Партийную Школу. Нашего героя направили снова в
Ширинский район на профсоюзную работу, но пришлось уехать оттуда по семейным обстоятельствам. Далее — должность начальника складского хозяйства, выпуск из ВПШ в
1971 году и поступление в Московский Финансовый Экономический институт.
— Я проучился 2 курса, на третьем курсе понадобился человек, который сможет в перспективе стать зам. директора Новокемеровской ТЭЦ, а временно — начальником
отдела снабжения. Меня пригласили, я приехал. Я там проработал года три, и меня зачислили в резерв заместителя управляющего. Ну и меня в итоге сделали управляющим,
там я проработал 6 лет. Весь Советский Союз объездил. Потом появилась место директора автопредприятия. Я туда попросился и пробыл директором там лет 17-18. В 71 год ушёл в другое хозяйство заместителем директора. Там я проработал до 77 лет.»
— Мешало ли Ваше происхождение в работе?
— Нет, на работе такого не было. Было в детстве. Каждый день было. Называли немец,Гитлер, фашист, Геббельс. Так до 50 года, примерно. Особенно, когда во время войны
приходили похоронки. Отца у кого-то убили, например, и мои сверстники и меня ненавидели за это ненавидели.
— Вы сталкивались с жестокостью?
— Жесткость зависела от человека, который это делал. Если он более человечный-жестокости не было. Но не всем так везло. У моего знакомого маму забрали, они одни были. Было гораздо тяжелее. Их 12 человек было, бабушка их бросила вообще,
они ходили милостыню просили, воровали. Но говорить, что нам плохо было. Да, плохо было. Самое жестокое-национальное унижение. Дело в том, что война была с Германией, никто не знает, как там я, например, решу для себя. Поэтому я не осуждаю. А вот когда я стал старше, на работе такого уже не было. Не упрекали. Мы приехали сюда, мы не были ограничены. Жестокости не было. Жестокость была только со стороны людей. Это не больно. Это истина. Если честно, все дело только в безграмотности. Нет людей, которые
хотят воевать. Это не люди воюют. На людей обижаться не надо.
— Ваша семья тоже стала жертвой репрессий?
— Да, в 1948 году пришли, сказали, никуда не уезжать. Работайте, сказали. А если выехать
нужно — прийти сказать надо коменданту. Каждый месяц, 15 числа, я ходил отмечаться. Но так не только с немцами было: были ещё эстонцы, поляки там у нас.
—В каком году вас реабилитировали?
— Это было примерно в 1996 году. Моя мама умерла в 1997 году, а в 1996, точно помню, ей это рассказал. Она говорила, что сильно этого ждала. Мама тоже чистокровная немка. Они
с отцом из немецких деревень.
Виктор Иванович живет вместе со своей большой семьей в городе Кемерово. У него крепкий и долгий брак, двое детей, трое внуков и пять правнуков. Он знает свою историю и рассказывает ее. Для Виктора Ивановича это — истина, правда, которую нужно и важно.

Яндекс.Метрика